Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:42 

Однажды монета ляжет так, что решка орла увидит и полюбит.
Авторское вмешательство на тему того, как Сорока попала в Дом.

18.10.2013 в 23:41
Пишет .doctor_Faustik:

Больше "довоенных" текстов") В продолжении флешмоба "Как я попал в Дом".
В конце встречаются маленькие Раскол, Мелкий и Удильщик.
Еще мимоходом упоминается Пятница.

...рука в гипсе отвратительно ноет. Мама уже сделала ей укол, скоро должно подействовать, а пока - надо потерпеть.
С самого утра маленькое семейство крутится в сборах - Лина старается быть максимально полезной и суетится вместе со взрослыми. Это из-за нее они так напрягаются... это из-за нее они должны тратить свое время на сборы и дела... она обязательно должна помочь. Но получается только вертеться под ногами и мешать, так что бабушка, больно отхлестав ее мокрым полотенцем, отправляет собираться в своей комнате.
Лина на пару минут зависает перед окном, созерцая осеннюю серую мокрость. В тетрадке теснятся разноцветные рисунки и записи от одноклассников с пожеланиями поскорее поправляться, возвращаться к ним, не грустить, адреса, куда писать письма...
Мокрость за окном лупит каплями по стеклу и Лина всеми силами старается не плакать. Глупые, какие они глупые! Как они не понимают, она не вернется! Она никогда не вернется! Они больше никогда не будут качаться на качелях с Мартой и Кристиной в школьном дворе, не будут носиться в догонялки с Лукасом и Михаэлем, а все письма, что она будет им писать, конечно же, сначала будут получать ответы, а потом...
Ее вычеркнут и забудут. На уроках художеств им объясняли: чтобы нарисовать лошадь, сначала нужно наметить карандашом несколько кругов, а потом стереть ластиком все эти вспомогательные линии. Вот и Лину так. Ластиком. Как вспомогательную линию.

Это все доктор Штайнер. Это все он... Высокий, сухопарый и абсолютно седой - он с первого взгляда не понравился Лине. То ли из-за козлиной бородки, то ли из-за того, что назвал ее этим словом - "инвалид". Лукас и Михаэль тоже знали это слово (отец Лукаса работал на "скорой"), но им хватило ума не употреблять его. А этот что, совсем из ума выжил, старикан?! "Инвалид", тоже мне... Сам ты... на голову...

История про маленькую рыжую еврейскую девочку.

URL записи

03:59 

Однажды монета ляжет так, что решка орла увидит и полюбит.
Куций клочок бумажки без даты, вложенный между страниц.

-Это что?!
-Не важно... ничего, - Шаман с непроницаемой рожей натягивает рукава толстовки едва ли не до самых кончиков пальцев.
-"Ничего" - это Жирафов член, а это - порезы, ссадины и... зубы, следы зубов, простигосподи!
-А я сказал - не важно. И это значит, я разберусь сам!
Я замолкаю, ибо опешила - кажется, я умудрилась разозлить Шамана... таким нервным я его ни разу не видела. Видимо, это и правда что-то очень серьезное - он тоже понимает свою ошибку и продолжает уже спокойно, и даже дружелюбно.
-Милая, пожалуйста, не надо об этом думать.
-Я могу постараться не думать об этом перманентно и даже не выпытывать у тебя, какого хрена! Но волноваться я не перестану, ты же понимаешь, я твой друг...
-Это лишнее. Это не нужное, - снова по-Шамански размеренно и умиротворенно отозвался юноша.
-Допустим... просто знай, пожалуйста... что если что-то случилось, если тебе что-то нужно - ты всегда можешь найти меня, я рядом, понимаешь?..
Он вдруг посмотрел на меня так, что я споткнулась об этот взгляд, пробирающий до самого черепа. А затем вновь улыбнулся. Так внезапная весна приходит после заморозков.
-Просто верь мне, - все так же умиротворенно проговорил он, - Верь. И ни о чем не беспокойся. Обещаешь?
-Да, - послушно выдохнула я и Шаман, улыбаясь, крепко-крепко меня обнял и чмокнул в макушку. Я ему, конечно же, соврала. Но он об этом не узнает.
-Все будет хорошо? - спросила я, прячась у него подмышкой.
-Конечно.
Врал ли он - кто теперь знает.

На обратной стороне запись крупными буквами:
А Я МОГЛА ЗАМЕТИТЬ. ПОНЯТЬ. ПОМОЧЬ.

04:04 

Однажды монета ляжет так, что решка орла увидит и полюбит.
Запись без даты.
Сделана разноцветными ручками в хаотичном порядке, строчки наползают друг на друга.

Иди чеpез лес, иди чеpез ягоды, сосновые иголки, к pадyге на сеpдце.
Я пойдy за тобой, и я бyдy искать тебя всюдy до самой, до смеpти.


Ты плохой хозяин был
для животных для своих
не любил и не кормил
не заботился о них
каждый день ты им даешь
свежий повод для обид
и поверь ни пес ни еж
тебя в жизни не простит
не простит тебя твой крот
не простит тебя жираф
не простит тебя енот
не простит и будет прав
не простит тебя твой кит
и два маленьких бобра
утка может быть простит
ведь душа её добра
простит утка простит утка проституточка!


Не грусти,
Больше тебя никто не тронет,
И не поймает, и не догонит,
И не заставит быть проще,
Не грусти,
Лучше вспомни, как
Мы, обдирая в кровь ладони,
Трогали время на ощупь...

Не грусти,
Мы растворили золото в серебре,
Чтобы иметь право песни петь в ноябре,
Чтобы иметь силы декабрь с собой нести.
Не грусти,
Падая, звезды тучи прошили насквозь,
Словно тонкую жесть, мы ломали злость,
Чтоб эти звезды с радостью сжать в горсти...

03:49 

Однажды монета ляжет так, что решка орла увидит и полюбит.
8 сентября.

Ебаная жизнь.
Ненавижу.
Сука.
Блять.


Дорогой Дом, ты ж не придурок какой-то, ты ж не допустишь?..

Спрашивала у Длинного, не боится ли он выпуска, не боится ли он войны, и что нам делать, если она вдруг... Ну, если она вдруг.
Длинный пиздец как боится. Ебать. Очень. А я с отвращением заметила, что его страха значительно легче стало мне. Когда рядом кто-то боится - уже не до своих тараканов: собираешься, ведь ты не должна быть слабой, ты должна поддержать близких, защитить, чем можешь... Меня еще осенила вот такая мысля - мать моя женщина, какой же Длинный еще маленький, совсем-совсем маленький... Мы обнялись и он такой мне в плечо: "Я хочу жииииить...". Чувак, не дрейфь, будет тебе и "жить", и "долго и счастливо", и "умереть в теплой кровати в своем большом-большом доме в окружении многочисленных потомков".
Так, а мне надо подумать. Мне еще тогда сразу пришла в голову мысль о сделке... Нет, я об этом потом отдельно подумаю.
Так вот, Длинный боится за неразумных. Хотя наши неразумные не дебилы и имеют хоть какой-то инстинкт самосохранения, но, к сожалению, еще и свою уникальную логику, следуя которой кинуться в самое мясо, защищая своих друзей - вполне нормально. Хотя что там неразумные - я б сама сделала так же, сочтя естественным. А когда идет бой, всякие правила типа "неразумные неприкосновенны" - нее, все хуйня.
Еще он спрашивал о Чуме, и я наверно впервые смогла сформулировать свои мысли по этому поводу в слова, раньше я воздерживалась. Честно сказать, боялась, но даже если Длинный вдруг и не поймет, не сдаст же... короче, я сказала, что Шаман был не просто влюбленным юнцом - он всегда видел суть, и не ошибся бы, не выбрал бы не того человека. Вроде понял... ну не спорил, по крайней мере.
Мы еще сошлись на том, что неразумных нужно защищать любой ценой. Что всеми силами - любыми! - не допустить бойни. Что то, что останется после нашего выпуска, мы творим сами своими руками. Дорогой Дом, если можно хоть что-то сделать... Потом, я сказала все потом!
Черт, не могу, глаза слипаются.
Потом допишу, возможно... или не допишу.
Или все-таки допишу.
Не знаю.

Короче, я устала. Дорогой дневник, дорогой Дом, каааак же я устала... я не хочу паниковать, а паникую, заранее. Устаю тоже заранее. Я хочу спокойствия. Я хочу мира, чтобы люди в приоритетах ставили друг друга впереди своих амбиций. Я не хочу решать то, что не очень мне подвластно, но словно кто-то сильный и большой берет меня за шкирку и туда, туда, туда, и носом, носом, носом, давай, мол, девчонка, греби лапками, шевелись, бегай, действуй, спасай, решай, ибо если ты этого не сделаешь - будет пиздец, пиздец, пиздец! А Я НЕ ЗНАЮ, Я НИХЕРА НЕ ЗНАЮ, ЧТО ДЕЛАТЬ, НЕ ПОНИМАЮ!!! Иди нахер со своей паникой.

02:43 

Однажды монета ляжет так, что решка орла увидит и полюбит.
3 сентября.

Звонила матушка.
Нет, я очень люблю Мару, она хоть и новенькая среди воспиталок, но настоящая, без этой всякой напыщенности. Однако, как бы я ее не любила, гонца, приносящего плохие новости, казнят.
То есть я сижу на подоконнике в нашей девчачьей спальне, спину приятно греет солнышко, вышиваю, пока Книжница на соседней кровати тихо колупает что-то - настоящая идиллия. И тут...
-Лина, пожалуйста. Твоя мама звучит как-то очень обеспокоенно.
-А я тут при чем? Я ей ничего не сделала, честно.
-Если тебе так не хочется сопереживать, изволь хотя бы дежурно выслушать ее. Твоей маме ведь ничего не стоит дозвониться до директора и вставить нам всем по первое число, или приехать сюда и достать тебя очно...

Возвожу глаза к небу (читай - потолку) и, бурча себе под нос "Ничего не стоит? Трижды ха! Когда она меня в последний-то раз видела?!", послушно плетусь вслед за РЖД в преподавательскую, где стоит телефон, прихватив пяльцы с вышивкой. Только ради нее. Исключительно ради РЖД - ей ведь, наверно, и правда вставят по первое число.

-Линочка... - голос этой женщины звучит плаксиво и надрывно, - Линочка, девочка...
-Как жизнь? - спрашиваю я и стараюсь улыбаться даже по телефонному разговору.
-Девочка, ты нормально себя чувствуешь?
Позавчера Длинный нашел меня одну в нашей девчачьей спальне, в слезах царапающей и кусающей эту проклятую ногу. Спасибо, святые угодники - Длинный додумался не звать Пауков, а пошел и выбил из Шкуры моих "колес". Я этого хоть убей не помню, от боли мозги просто заискрили и выключились, но следы на бедре и коленке мне свидетели.
-Да, конечно, мне... вполне хорошо.
-Лина, я должна тебе сказать... бабушка умерла сегодня утром.
-Вот это поворот...
-Что-что?
-Тьфу, то есть, я хотела сказать... фигово.
-И это все?! После всего того, что бабушка сделала для тебя?! Ты была слабой и болезненной, а она своими руками подняла тебя, холила и лелеяла! И после всего этого ты можешь сказать только "фигово"?!
Я продолжила тупо наматывать на палец витой провод телефонной трубки и таращиться на РЖД, что-то записывающую в учетный журнал за своим столом. Я силилась вспомнить хоть какую-то мелочь - какой формы нос был у бабушки. Или какую сказку она рассказывала мне в детстве. Или вкус ее стряпни. Вспоминался только шрам на лопатке, который бабушка оставила мне своей безграничной заботой, пытки "народной медицины", по своей изощренности годящиеся в гестапо и бульканье воды в тазике, в котором меня... купали. Полагаю, в 5 лет я была той еще капризной дрянью, но настолько ли, чтобы не давать вынырнуть из воды и вдохнуть глоток воздуха? Короче, я решила, что "фигово" - это самое подходящее и проигнорировала гневный поток матери.
-Как это случилось?
-Сердечный приступ... она была в этот момент на пляже, в воде, купалась, ну и...
Меня почти что затошнило.
-Будь, пожалуйста, готова завтра утром, я заеду за тобой и потом сразу отправимся на кладбище.
-Что?! - это в мои планы никак не входило.
-Ты обязана попрощаться с бабушкой.
-Ээээ... нет.
-Ты рехнулась?!
-Нет.
-То есть ты не хочешь ехать на похороны?!
-Нет.
В трубке повисла пауза.
-Что ж, прости, я понимаю, ты не хочешь видеть бабушку... такой... хочешь помнить ее живой и пышущей здоровьем...
Боженька, эта женщина что, вообще нихера не понимает?! Теперь отмалчивалась я.
-...да и ты права, это будет очень накладно - заезжать за тобой, да еще и везти потом обратно... в общем, я позвоню тебе еще потом, договорились? Слушайся воспитателей. Иии... кушай хорошо. Ты ведь кушаешь? И учись, у тебя последний выпускной год. И поосторожнее там... ну... с мальчиками. Да? Договорились? Пока-пока, дорогая...
В трубке зазвучали гудки. Я положила ее на рычаг, Мара подняла голову и кивнула, мол, "ну как?". Я устало отмахнулась, мол, "не спрашивайте" и вышла в коридор.
На Перекрестке только Шкура, Лишний и Кобра резались в покер, я плюхнулась в свободное кресло и яростно истыкала канву своей иголкой, прожигая ниткой на ткани новые стежки. Отчего-то вспомнился мой отъезд Домой... Рука в гипсе безжалостно ныла, а левой особо не попользуешься, поэтому бабушка сама застегнула мне на шее золотую цепочку со звездой Давида. Ее потом еще Скоморох отобрал. Мудила... "Ну наконец-то ты уезжаешь туда, где тебе и стоит быть... Может хоть высшие силы облегчат этого безнадежного ребенка?" - процедила бабушка. От нее как всегда пахло перекисью и йодом - медкабинетом. Я упрямо не заплакала, потому что слез ждали.
-А когда Сорока закончит свое вышивание, Удильщик прозреет, Террор выкинет свою биту, а Белка пойдет под венец, - как всегда премерзко заржал Шкура. Я молниеносно схватила свою палку и уже замахнулась для выдачи пиздюля... но потом тихо опустила ее.
В кой-то веки бабуля была права - это то место, где мне стоит быть.

Пустое гнездо.

главная